Black rose of the White Moon
На миг глаза свои закрою
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Black rose of the White Moon > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 13 августа 2018 г.
Старый календарь аon 12:58:32

­­


Хорошо было бы в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки. И нет тоски, и ты внемлишь этой атмосфере не в утешение своей тоски. Просто в этом месте так приятно ждать. Последний крюк впившийся в тебя оборвется с приходом того, чего ты ожидаешь.

Пусть будет ожидание. Ожидание гостя издалека. Не гостя, но провожатого. Багажа у тебя нет, есть только ты, хороший добротный плащ и мягкая крепкая обувь. В такой одежде и в стужу ты чувствуешь себя уютно как в одеяле.
В помещении прохладно, почти холодно. В нем красивый слабый запах чего-то прекрасного, о чем ты давно позабыла.
Позади тебя оглушительная суета. Такое ощущение будто бы ты незаметно выскользнула из огромного запертого решетками зала, в котором раз за разом разгорались драки, безумие и крики.
Тебя там знали и ты была вовлечена, но в один день тебя не стало для них, а их не стало для тебя. Все твои вещи там, в зале. Ты выскользнула в неприметной серой одежде и она сейчас на тебе - это все, что осталось. За тобой тихо, но крепко закрылась стальная дверь открывшаяся всего на мгновение, открывшаяся ровно настолько, насколько ей нужно было открыться, чтобы твое тело могло в нее проскользнуть. Ты будто долго болела, ощущала сильные боли, а затем все прошло. И всё это вокруг - как момент угасания этой боли.

В этом месте ты прячешься. Прячешься потому что не доверяешь себе. И недоверие это как недоверие к человеку, который имея на столе свежие фрукты и прочую добротную благую пищу бежал бы к мусорной яме в поиках чего-нибудь поживиться.

­­


Хорошо было бы: стук в дверь, выйдя из домика величиной в одну просторную комнату ощутить холод окружившего тебя бездонного обширного пространства. Сумерки.
Тебе вручают легкий фонарь и сообщают о том, что путь очень далек. Сначала пешком, затем на какой-то диковинной карете, затем снова пешком до станции, а затем многие многие вечера на поезде. Старинном поезде среди таких же как ты: молчаливых, сбежавших, участливых, но не навязчивых. Все они - крайне интересные собеседники, но это не важно. Ни для кого не важно в этом месте.
Долгая дорога. Настолько, что в поезде образуется свой небольшой быт. Есть остановки.
А затем неопределенность. Что-то любопытное, но не лишающее тебя спокойствия.

Время не угнетает тебя и ты осознаешь себя как осознаешь камень на дороге или стакан на столе. Ты не ждешь от себя ничего из того, что тебе не по силам. Ты поступаешь просто и правильно, нет ничего лишнего. Всего столько сколько необходимо и все уместно.
Дорога не позволяет ничему липнуть к тебе, ничто не успевает утвердиться, ничто не хватает тебя за руки и не тянет на себя - не успевает...

Этого хорошо было бы ждать в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки.
Где просто приятно ждать.


18:39:44 аon
Не с кем сравнивать. И незачем изводить себя требовательным взлядом.
Каждый, кто когда-либо брал в руки... камышинка2 06:15:46
­­ ­­

Каждый, кто когда-либо брал в руки книгу по Северной мифологии, знает о конфликте между богами и великанами. Его часто изображают как бесконечную дуалистическую борьбу между силами добра и зла, порядка и хаоса, созидания и разрушения. Однако, как часто бывает с путями древних, суть дела значительно более сложна, чем её обычно видят...

Наши предшественники имели несколько терминов для расы гигантских существ. Трудно различить их по контексту, так как слова эти были практически взаимозаменяемыми. В наши дни для ясности Эдред Торссон (Edred Thorsson) структурировал терминологию таким образом:
- самые мудрые, могучие, исполненные магии названы ётунами (jtnar, единственное число jtunn, возможный перевод - «едоки»(?));
- огромные обитатели гор именуются великанами или рисами (rsar - «великаны»);
-неуправляемые, слабо наделённые сознанием силы природы – турсами;
-и слово «тролли» - (как это было в прежние времена) используется как обобщенное для всех несносных сверхъестественных существ.
Множество их упоминается коллективно как «родня ётунов» или «дети Имира», так как они все родились из тела двуполого пра-йотуна Имира ещё до того, как Водан и его братья Имира убили и создали из его тела мир.
Все, кажется, согласны, что род ётунов - в основном существа неукрощённой природы, и могут быть чрезвычайно опасны и/или разрушительны. Так как «Книга ритуалов Клана Ворона» (Raven Kindred Ritual Book) пишет, что «Ётуны - божества всех тех вещей, которые люди не могут контролировать. Ваны - боги растущих посевов, Ётуны - боги реки, которая затопляет и смывает прочь эти посевы, или торнадо, который уничтожают весь ваш дом. Поэтому они устрашают и поэтому мы полагаем, что они являются злыми.
Ётунам не поклоняются в современном Асатру, но есть некоторые свидетельства, что им приносили жертвы в древности. В этом случае, жертвы, вероятно, были скорее принесены «им», чем разделены «с ними», как это происходит в случае Ванов и Асов. Было бы неуместным принимать их как друзья и братьев таким же образом, каким мы принимаем наших Богов. Нельзя принять ураган или лесной пожар; поступать так - безумие. Тем не менее, мы должны также помнить, что хотя мы видим их деяния как зло, они, по сути, не злы. Шторм уничтожает посевы, но это также приносит очищение и возрождение. Мы, люди, являются только одним видом на этой планете, и, в конце концов, мы все и скоротечны, и не соответствуем естественной природе. Таков способ, которым действуют Ётуны, и не удивительно, что мы воспринимаем его как зло» .
Ётуны обитают в горах, на ледниках, вулканах, и во всех местах, которые слишком дики и опасны, чтобы там селились люди, так что тем; кто хочет увидеть Ётунхейм, воссозданный в реальности Мидгарда, достаточно лишь посмотреть на внутренние области Исландии, которые удерживают дети Имира. Там, где они живут, мы жить не можем, и наоборот. В обрядах изгнания различные представители племени ётунов также выделяются как специфические недобрые создания, подлежащие изгнанию.
Много воплощений сил космического разрушения так же отнесены к детям Имира: волки Сколь (Skll, Обман) и Хати (Hati, Ненависть) или Манагарм (Managarmr, Лунный Пёс), которые гонятся за Солнцем и Луной и проглотят их в Рагнарёкк - сыновья Ведьмы Железного Леса, которая, кажется, является Великой Матерью рода ётунов. Про волка Фенрира (Fenrir), сына Локи и Ангрбоды (Angrboa, Сулящая Горе), уже было сказано (прим. – см. раздел “Рагнарёк”). В конце времён некоторые представители ётунов, наиболее вероятно – дети Локи и гигант по имени Хрюм (Hrymr), будут сражаться против богов и богинь: Снорри сообщает нам, что все хримтурсы (инеистые великаны) явятся вместе с Хрюмом, но об этом не упоминается в поэтических источниках. В «Прорицании вёльвы» и «Речах Вафтруднира» племя ётунов в целом, кажется, играет небольшую роль. Мы знаем только, что Ётунхейм столь же встревожен, как и царства асов и двергов («Прорицание вёльвы», 48), и что тролльши мечутся, когда является Сурт (Surtr, Чёрный) и горы (их дома) рушатся (там же, 52). Главный источник разрушения во время Рагнарёка, и единственный повелитель противников богов, описанный в «Прорицании вёльвы» - Сурт и его огненные великаны – Муспили (Muspilli, в русскоязычной литературе термин не встречается), о которых пойдёт речь в конце данной главы.
Хотя племя ётунов представляет угрозу для людей и часто действует против богов и богинь, они не могут быть отвергнуты, как абсолютное зло. О многих невестах богов из рода ётунов уже шла речь в данной работе; мы помним, что отец Скади Тьяци (jazi) был представителем всего угрожающего в ётунах, да и она сама тоже – и ей же поклонялись как богине. Тонар – великий недруг ётунов, но одна из них является его возлюбленной, и так же Рыжебородый получал помощь от некоторых из них (см. «Скади, Герд, и другое невесты из ётунов»). Мимир (Mmir), советник и учитель Одина, был подобен ётунам, и нет ни одного из Асов, чьё происхождение нам известно, который не может претендовать на родство с этим племенем.
Отношения между богами и богинями и родом ётунов часто довольно неоднозначны: нередко боги приходят как гости в палаты ётунов, иногда даже с очевидно дружественными намерениями - хотя такие визиты обычно заканчиваются смертью великанов, как в финале «Речей Вафтруднира» и «Песни о Хюмире». Хотя Тонар иногда выглядит не слишком быстро соображающим, великий убийца ётунов должен был бы, несомненно, увидеть что-то чрезвычайно привлекательное в предложении Локи о «дружественном визите», когда отправился безоружным в палаты Гейррёда (Geirrr), если б было по-настоящему неслыханным богам и гигантам гостить друг у друга. Фактически, основным недостатком Тонара как гостя в чертогах ётунов (если ему непосредственно не бросают вызов), является его манера съедать по-великански всё в доме и вне его («Песнь о Хюмире», «Песнь о Трюме»). Тем не менее, пусть боги и богини и дети Имира не кажутся поклявшимися в вечной вражде и иногда удачно действуют вместе, всегда имеется значительная напряженность между ними – так же, как и между племенем ётунов и людьми: объяснение Тором причин, по которым он убивает великанов и великанш (рассматриваемое Д.Паксон ниже) указывает, что большинство детей Имира не может быть просто оставлено в покое - ради благополучного существования людей.
суббота, 11 августа 2018 г.
?! МЫСЛ3ПР3СТУПNИК 22:56:23

G4У Я3Т4ЯD

такое ощущение будто где-то меня постоянно пытаются наебать
это конечно не так но вот забавная история: как раз сегодня выхожу из музея получив казалось бы неиллюзорное эстетическое и ЭТИЧЕСКОЕ удовлетворение от мучительных пяти часов на ногах (у меня минимальная выносливость) и падаю прямо на шипы современного социального искусства смотрю как тем кто минуту назад самозабвенно фоткал сиськи Венеры кидают пирогом в лицо мол посмотрите на себя теперь наши полотна будут изображать только ваши собственные лица и нашими красками будут ваши собственные тона реальности и наши рамы для наших детищ будут вашими собственными объективами а они хавают и это и фотокамеры щёлкают шинкующими время и пространство затворами хавают либо просто проходят мимо до магазина с неприлично дорогим мерчем всего что на слуху, всего что имеет безапелляционный коммерческий успех с маленькими табличками со скромными двузначными цифрами обесценивание любого достижения. мне приходит на ум мысль о том что бодрийяр был прав как минимум в том что поставленная на конвейер репрезентация вынуждена так или иначе привести к потере смысла самых незыблемых столпов культуры, и чем отточеннее становятся методы копипасты чем быстрее и дешевле можно научиться симулировать тем скорее смысл заменит знак и знак станет.....а да в общем вы сами помните

Категории: REC.
"У Сфинкса теперь всё по-другому..." Золя КрАсных в сообществе Гнездовище 08:29:52
http://dlmn.info/ru/­mariam-petrosyan-u-s­finksa-teper-vse-po-­drugomu/

Общительная, говорливая, юморная, смех–колокольчик, стремительный, бурный поток слов. Хозяюшка — и пол начистит, и накормит вкусно. Заботливая мать… Звезда русской прозы. Столько ипостасей…

Нет, не такой рисовало мне воображение эту женщину – автора толстенной книги. Представлялась она мне молчаливой: и как иначе, разве драгоценный бисер мыслей не для бумаги только?! Необщительной – будто времени нет и охоты тоже – не до нас ей, смертных. Серьезной и с флером отстраненной усталости: еще бы, после бесконечной писанины – хватит ли сил на что-то еще? Высокомерной – она ведь автор всероссийского бестселлера; мало кому выпадает на долю столь оглушительный успех. Но вот ведь как бывает. Она другая – совсем.


Зовут ее Мариам Петросян, а детище ее — роман «Дом, в котором…», за короткий срок превратился в объект поклонения, прочно закрепив за собой статус культового.

Жилище Мариам находится в непосредственной близости от дома-музея Мартироса Сарьяна – великого художника и, по совместительству, дедушки героини нашего рассказа. Гостей она принимает на кухне – ровно так, как я люблю. Каждый сантиметр здесь буквально пропитан духом хозяйки, наполнен теплотой домочадцев. Кухня в коричнево-белых тонах необычайна уютна и гостеприимна. Нет тут никакого супер-ремонта, а в самом центре овального стола красуется тыква – цвета осени. Повсюду глаз выхватывает какие-то симпатичные предметы: книги, ящички из соломы, стаканчики. Домашние любят здесь бывать в любое время суток – это очевидно. Кареглазый мурлыкающий красавец – не исключение; пока мы беседуем — все норовит что-нибудь стащить со стола. А потом — осторожно так — подходит, принюхиваясь к ранее неведомому запаху — журналистского любопытства, видимо.

Но начнем сначала…

Мало кто в Армении знает, что рядом с нами живет, ходит по ереванским улицам автор потрясшей некогда российскую литературную общественность книги «Дом в котором…». Роман вышел в свет в России в 2009 году, после чего был неоднократно переиздан, получил ряд престижных премий, вызвав также восторженные отклики критиков. Книга доступна и в аудиоформате. Покопавшись немного в интернете, обнаружите великое множество всевозможных фан-клубов: молодые люди делают иллюстрации к роману, косплеи героев, всячески подражая их повадкам и манерам. Обсуждают, хвалят, спорят, перечитывают.


Сразу по окончании школы, 17-летняя Мариам садится за написание книги на русском языке — такой, которую ей захотелось бы читать самой. Писала долгие годы: стирала, переписывала, ругалась с плодами собственного воображения, мирилась и даже замуж выходила с ними вместе.

«Арташес, мой муж, наверняка чуть с ума не сошел из-за моей книги. Я все время ему рассказывала о том, как развиваются события, зачитывала целые отрывки, потом все меняла и зачитывала снова. Он так и не прочел ее после публикации. Если бы прочел, то был бы очень удивлен, ведь многое так и не вошло в окончательный вариант», — смеется Мариам, рассказывая как в ходе одной из пресс-конференций в Москве буквально потрясла публику этим известием. Так ломался широко распространенный в российском обществе стереотип о кавказских мужчинах-домостроев­цах, буквально привязывающих своих жен к плите и к быту. Рассказом о муже-друге, муже-помощнике Мариам попыталась опровергнуть клише.

Как получилось, что книгой заинтересовалось известное российское издательство Livebook?

«Я уже много раз рассказывала, что не сделала буквально ничего для того, чтобы опубликовать свой роман», — улыбается Мариам и приступает к пересказу долгой истории о том, какой путь прошла книга прежде чем попасть в руки издателя.

Имея несколько рукописных копий книги, как-то, будучи на рабочем месте, Мариам решает набрать текст на компьютере. «На работе у нас был принтер, что дало мне прекрасную возможность набрать и распечатать книгу целиком. В итоге мне удалось сшить три разных варианта книги в твердом переплете», — вновь смеется Мариам, добавляя, что в нынешний вариант романа (1000 страниц) вошла лишь середина оригинала, концовка и начало были исключены.

В лихие 90-е Мариам с мужем пришлось переехать на заработки в Москву, где они провели 2 года.

Прожив некоторое время на квартире у тетушки одного из знакомых – Эллы, перед возвращением в Ереван, Мариам решает подарить хозяйке в благодарность за гостеприимство одну из трех распечаток романа. Годы спустя, Мариам звонят из Москвы и просят разрешения на издание романа «Дом, в котором…». Оказалось, что тетушка Элла прочла книгу, и она ей очень понравилась. Далее она дала почитать книгу своему сыну, который тоже прочел и тоже был впечатлен. Сын передал знакомому, знакомый – другому, и так книга переходила из рук в руки целую вечность, пока, наконец, не нашла своего издателя. А издателю, в свою очередь, пришлось восстанавливать всю длинную цепочку — ведь Мариам не удосужилась даже подписать свое творение!

Получив странный звонок, наша героиня переполошилась: все не могла вспомнить какой именно вариант оставила в подарок тетушке Элле. И, самое главное, книга ведь неокончена, ей нужно время, чтобы довести все до толку. «Спросили, сколько времени вам, нужно. Год, ответила я. Мне казалось, что издатели не согласятся, но они согласились. Сразу оговорюсь, года мне не хватило. Вплоть до самого последнего момента, уже в процессе окончательной редакции, я находила в своих записях новые сцены, и все отправляла, отправляла. Уверена, я их умудрилась свести с ума», — смеется писательница.

Идея

Мариам не любит отвечать на этот вопрос. Она и не помнит как именно 17-летней девчушке пришло в голову делать заметки на полях школьной тетради о каком-то парне, которого привели в какое-то место, где он оставаться не хотел. Автор на протяжении 20 лет очень демократично относилась к своим персонажам, позволяя им самим принимать решения и жить своей жизнью. «У меня есть такое качество – очень непрофессиональное:­ я не сажусь за написание истории с готовой и полноценной идеей в голове. Я начинаю ее писать, мне интересно, продолжаю писать, чтобы понять какой может быть финал». У героев книги своеобразные прозвища: Сфинкс, Табаки, Слепой, Рыжий, Череп. На вопрос, как именно подбирались имена героям, автор отвечает: «они пришли в этот мир уже с именами».



Рисование

Я долго размышляла о той невидимой родственной связи, тонкой нити, что обязательно должна быть между великим художником и его внучкой. Не находила никаких взаимосвязей, кроме очевидного – «талантливый» ген дал о себе знать. И вдруг осенило: ведь стены главного героя повествования – Дома (который всегда пишется с большой буквы, кстати), были под завязку расписаны. Автор детально и бережно описывает каждый штрих, создавая иллюзию собственной причастности к процессу рисования. Неудивительно, что поклонники книги по всей России находили ветхие заброшенные дома советского типа и разрисовывали их, пытаясь с точностью воссоздать описываемые в книге картины, давая им, таким образом, новую жизнь.

Сюжет

Самым странным в нашей с Мариам беседе моментом стал спор о сюжетных линиях и их развитиях. Я концовку видела совсем иначе, а она написала другое. И смеемся. Она говорит, что именно по этой причине не любит давать интервью и отвечать на вопросы читателей. Ведь каждый смотрит на вещи сквозь призму собственного восприятия – со своей колокольни. Рассказываю Мариам, что читала книгу одновременно с подругой, и у нас постоянно возникали разночтения. Мы часто спорили, как ни странно, не о манере изложения и писательском таланте, а именно о сюжетных коллизиях и перипетиях.

Жизнь после книги

20 лет, даже чуть больше, Мариам буквально жила в созданном ею Доме. Даже представить сложно, как она сейчас обходится без него. «Вначале было тяжело, но я попыталась понять и принять тот факт, что книга уже живет своей жизнью», — говорит Мариам, добавляя, что в эпилоге она оставила для себя маленькую лазейку. «Если говорить честно, то я не удержалась и прошла-таки сквозь нее. Там теперь все иначе, все по-другому. У Сфинкса, например, есть руки. Пишу и удивляюсь, пытаюсь сосредоточиться на том, что он безрукий, а потом вижу как он берет тетрадь и начинает рисовать».

Если вы роман не читали, то эта информация покажется неважной и неинтересной, а если читали, то поймете, — что для Сфинкса руки!.. и вам будет радостно, как мне сейчас. Я помню как моему любимому Кузнечику (детское прозвище Сфинкса) было трудно писать этими неудобными протезами. Я еще помню, как велика была его радость, когда, обнаружив печатную машинку, он с восторгом напечатал первые буквы…

1000 страниц – лишь половина половины

После интервью делюсь с подругой, которая обожает «Дом, в котором…», великолепной новостью о том, что у Сфинкса появились руки, и что опубликованная история – лишь часть гораздо большее масштабного замысла Мариам. И тут мы обе понимаем, что хотим — нет, не так — безумно хотим прочесть все, что было до и было после. И пусть книга будет сырая и неотредактированная­, и пусть там даже не будет внятной фабулы, нам достаточно только номера страницы в самом ее низу…

У меня даже назрело маркетинговое решение по продвижению. Можно набрать и распространять книгу в с популярном в советские времена формате «самиздата». Это вызвало бы еще больший ажиотаж и интерес. Или вот, другое предложение: можно скрупулезно изучить тексты начальных трех вариантов книги и опубликовать новую, сохраняя при этом стилистику и дух оригинала.

А еще можно отобрать и включить в книгу лучшие из многочисленных иллюстраций, которые читатели создавали с таким тщанием, трепетом и любовью.



Категории: Домовское
пятница, 10 августа 2018 г.
"Опять прочитал в новостях, имя и место событий в принципе не важны." Aльфарий 12:34:56
­­


Мне всё равно на что ты там передёргиваешь. Мне на самом деле мало интересны чужие отношения и проблемы в них. Я из тех, кто представляет эти сплетни в виде корзины грязного нижнего белья. И ковыряться в этом мне неприятно. Всегда можно прервать начинающуюся дискуссию подобной фразой - "это их дело, мне это не интересно". Все эти каминг ауты знаменитых людей например, уже набили оскомину.

С 90х уже скоро минует 30 лет, давайте подождём ещё 30, чтобы это окончательно стало нормой, чтобы это вообще не удивляло, чтобы это стало повседневностью. Потому что в этом нет ничего сверх нового, уже нет. Это не удивляет, не забавляет не отталкивает. Это есть (и было) и с этим мы считаемся, под "мы" я имею ввиду общественность. В прошлом веке это порицалось, в этом активно пропагандируется, увы мы не доживём до следующего века. Чтобы заглянуть, что будет там в моде.


Категории: Капля Грусти, Картинки, Мысли на "бумаге", Презрение, Отрывок из жизни
четверг, 9 августа 2018 г.
~ Атмосфера моей комнаты ~ Зайка Ми 18:14:23
Когда идёшь по своему дому, атмосфера во всех комнатах заметно меняется.
~* В кухне например, довольно ­­комфортно и уютно находиться. Пространство заполнено чем-то, какой-то родной и тёплой энергетикой, это буквально ощущается. Наверное потому что здесь часто собирается круг семьи.
~* Ну ванная это понятно, здесь то же самое, ведь она рядом с кухней.
~* Комната сестры. Здесь одновременно и уединённая, и мирная обстановка. Ты вроде и один, но с тобой рядом люди и поэтому чувствуешь себя в безопасности. Я сразу вспомнила, как моя морская свинка блаженно валялась в своём деревянном домике на боку х))
­­~* чем ближе я подхожу к своей комнате, тем напряжённее себя чувствую. Воздух здесь кишит пустотой и одиночеством. Ну вот, дошла до того, что в собственной же комнате становится тоскливо и жутко. Хотя я здесь бываю постоянно и каждый раз с целью уединиться.
* * *
~ То, чем ты живёшь, заполняет и твоё помещение ~


Настроение: Напряжена
Хочется: Послушать музыку, она разбавит эту серость
Категории: Интересное, Размышления, СеМьЯ
@# foresthead 14:06:24
слова не даются мне, видимо, обижены многолетним уничижительным отношением к ним в виде слива в злость или в описание очередного депрессивного эпизода
могу только с безразличием смотреть на мои неповоротливые ленивые образы, с восхищением - как охотно слаживаются у других
Для Лизы. Маленькая Салли 11:12:36
Я так заколебалась оформлять этот пост. Надеюсь, за это ты мне плюсик в карму поставишь? =)
Если уж браться за что-то так делать это качественно, а не на от...сь.
Это то, что стоит уже долгое время у меня на репите.


­­ ­­ ­­ ­­ ­­

•рок/металл•

In This Moment - Whore
I'm the girl you're thinking about
The one thing you can't live without
Yeah, I'm the girl you've been waiting for


Architects - Doomsday
And when the night gives way
It's like a brand new doomsday


Dead End Finland - Lifelong Tragedy
...

Подробнее…Nine Lashes - The Void
But I won't forget
I'll see this through
To the end


Three Days Grace - Right Left Wrong
Left right left
Right left wrong
I don't know where I'm going
But I just keep moving on


Three Days Grace - Human Race
Started with a kick and a punch
A claw to the face
And I was in the race


Papa Roach - Hollywood Whore
Hollywood whore
passed out on the floor
I'm sorry but the party's over


Motionless In White - Wasp
So come to me
No sense of restraint
So come for me


•транс/хаус•

Gouryella, Ferry Corsten - Anahera
...

Craspore - Crystal Waves
...

CRASPORE - Binary girl
...

•ремиксы/попса•

Arty feat. Eric Nam - Idea of You
'Cause I've been, up late at night
With you on my mind


Taylor Swift - Delicate (Seeb Remix)
You must like me for me,
(Yeah, I want you...)


Ansel Elgort - Thief
I left with her heart
Tore it apart
Made no apologies


Marshmello, Khalid, Slushii - Silence (Slushii Remix)
...

Digital Farm Animals, Shaun Frank, Dragonette - Tokyo Nights
I wanna go where you go
Blowing your smoke out the window
Float away back to those Tokyo nights


Liam Payne & Rita Ora - For You
In your eyes, I'm alive
Inside you're beautiful
Something so unusual


Kadebostany - Joy & Sorrow (Slider & Magnit Remix)
Listen to the stars till you heel your wounds, and get a lover, to get a lover

Kadebostany - Mind If I Stay (Astero Remix)
Do you mind if I stay
I'm the guardian of your nights
Turning your sorrow into gold


Duke Dumont - Ocean Drive
We see a storm is closing in
Pretending we ain't scared


Alan Walker - Faded
Was it all in my fantasy?
Where are you now?


Maria Milewska & Andrew Henry - Crystalized (Original Mix)
...

•русские•

Kristina Si - Тебе не будет больно
Тебе не будет больно, я не желаю зла.
Просто оставь в покое, тебе я не нужна.


Zivert - Зелёные волны
Кто сказал
Что любить друзьям нельзя
Наблюдать издалека
Никому глаза не расскажут
Наш маршрут


Антон Беляев - Лететь
Однажды он сказал: "Твой полёт - всего лишь сон",
И ты летать не стал, стал таким, как он.
И по земле ходить научился, как ребенок ты -
Но всё не мог забыть той прозрачной высоты.


Леша Свик - Малиновый свет
Малиновый свет упал на окна
Танцует во тьме пара влюбленных
Малиновый свет, малиновый свет
Малиновый свет искал нас долго.


Руки Вверх! - Танцы (2018)
Танцы-танцы - я так хочу с тобой остаться.
И на волнах радиостанций танцуют все под наши танцы.


•музыка без слов•

Аллоды - Патогенез
...

Unis Abdullaev - Mother's heart
...

Аллоды Онлайн - Спящий лес. Тенебра
...

•японщина/корейщина•

blackpink - playing with fire
...

AKB48 - Kaze wa Fuiteiru
...


­­
показать предыдущие комментарии (19)
03:41:14 Цукаты
Грубо, есть в том правда, на которую хочется закрывать глаза. Может и так, послушаю еще что-нибудь у него)) Моя песня вдохновения это Мэрлин Мэнсон - Хэллоуин, я часто с ней ловлю вдохновение : ) Несмотря на всю мягкость кажется неприятным Отчасти да) Были случаи когда песня начиналась...
еще...
почему? классный перевод )
Грубо, есть в том правда, на которую хочется закрывать глаза.

почем зря. металл экстримальный все таки
Может и так, послушаю еще что-нибудь у него))


под неё круто сочинять что нибудб
Моя песня вдохновения это Мэрлин Мэнсон - Хэллоуин, я часто с ней ловлю вдохновение : )

а что за голос?
Несмотря на всю мягкость кажется неприятным


это прям немножко про меня или про тебя
Отчасти да)


а я бы не стала никакие песни до конца слушать если не нравятся ахаха
Были случаи когда песня начиналась плохо, зато потом супер.


Такая страстная речь. =33 и всё только лишь из-за музыки. )
Не только музыка ты потратила время и силы собирая все в одной теме, одна мысль об этом мне очень приятна))
10:43:32 Маленькая Салли
О да. Два дня потратила чтобы собрать всё в кучу. ) Привет, Рассказ закончен. Осталось только конец и эпилог отредачить. )
11:11:24 Цукаты
Оттом и речь)) Клева, успехов в редактировании)
11:21:58 Маленькая Салли
Спасибо. Я так заколебалась уже. =DD
Сорянчик СyNцNдница в сообществе ... 11:04:05
Нажимаю на "случайный дневник" и вписываю пользователей:
Лидер в войне-Странствующий­ Гитарист
Трус который сбежит-Cube Escape
Кого не убьют-Bиктoрия
Кто умрет первым-Шлюшечка
Кто будет моим напарником(тому оч не повезло)-Мaстер без Mаргариты
Кто действительно поможет-Qumо
Кто будет просто мешаться-Moon Princess Tsukiko
Цыганка и киллер. L0ST. 08:17:56

Ночная сказка о двух неупокоенных душах.
­­


Подробнее…Событие то, смутное и необычное, происходило безлунной ночью, а вернее сказать - стрелки старинных часов показывали 40 минут 11-го. Часы те, ветхие и вечно поскрипывающие, ровно как и весь дом, висели на южной стене уже давно: разве что только вон то пыльное прабабкино зеркало видало, кто их принес. Помимо часов и зеркал (да-да, заметьте, было оно не одно - зеркал были десятки!) жилище полнилось всякого рода хламом: повсюду валялись книги, рваные газеты, одежда, походившая скорее на половые тряпки, какие-то доски, скудная мебель, пустые бутылки, затоптанные конверты и еще Бог знает что. Впрочем, не будем столь наивны - Господь Боженька напрочь забыл про сие место. У Него были дела куда важнее, например, столетиями голодающие дети в Африке или освящение Духом Своим новых церквушек из золота.
Возвращаясь к дому, остается сказать, что из мебели уцелели в нем большой тяжелый шкаф да тумба с ванной, причем последняя использовалась в качестве просторного писсуара. Ну, а что такого? Вода в кране все равно вонючая и грязная, для питья не пригодная, и даже для мытья одежды годится с натяжкою.
Но полно о доме; наш рассказ прерывает глухой стук двери, затем: шарканье берц по пыльным доскам, кашель, хриплый, надсадный кашель - словно вся пыль этого захолустья лютым вихрем ворвалась в глотку входящего.
Мда. Скажи мне, где твой дом, и я скажу, кто ты...
Правда, если бы даже этот высокий, худощавый человек в черных одеждах назвал свой адрес (коий мы, конечно, ут-а-им), но один самый искусный картовед и детектив не нашел бы сего здания. И тем самым перестал бы быть самым искусным картоведом и детективом.
Хм, интересно, хоть кто-нибудь представлял себе свои действия, пойди по его следам наемник? А план на случай Третьей Мировой Войны? Вторжения? Не думаю. О каком плане может быть речь, если у него даже нет собственного дома? Пусть обветшалого, пусть со скрипучими половицами и разрушенной кухней, но все же - своего. Нет же, он, подобно рабу, живет в каменной многоярусной коробке, бараке, эдаком удобном вместилище для холопов. Этот барак никак не защищен в случае нападения (мы ведь не верим в молниеносное реагирование доблестных силовых структур, верно?), и не огорожен от воров и насильников, ибо те уже довольно давно освоили канон всех алармов, а ничего нового, так сказать, авторского, они на пути никак не встретят - ведь человеку обычному легче довериться Большому Брату, чем включить мозги! Кроме того, барак может рухнуть, потому что строили его со слабой денежною мотивацией такие же рабы, мечтающие поскорее уложить ненавистные кирпичи и поехать утешаться с любовницами. Барак оттого полнится негативной энергетикой, ведь строители-то свое дело терпеть ненавидели. А значит, когда придет новоселье и счастливые домочадцы впустят на порог такой "хаты" кошку, та заорет на всю улицу, растопырив усы и пробкой вылетев оттуда как можно дальше. После чего удивленные людишки будут хворать, обнаруживать у своих личинок рак, без конца вызывать сантехника и винить во всем кого? Правильно: плохое правительство, лидера страны, тупых строителей и вон ту бабку в подъезде.
Вот и получаются миллионы зараженных, переполненных негативом бетонных коробок для жилья. Только можно ли это назвать жизнью?
Дом Вранца был не таким. То был Дом с большой буквы, пусть жутко запущенный, времен татаро-монгольского ига и с мышами-крысами, зато огражденный от внешних опасностей не только затерянным местоположением, но так же высочайшим частоколом, ямами-обманками, растяжками, постоянно обновляющимся кругом из соли, заклинаниями, заговорами, оберегами, рунескриптами... В общем и целом, нечистых душой и помыслами опасаться здесь казалось глупым.
Так же из одного из северных окон скалился само стрел, а сам хозяин сей крепости всегда носил за спиной дробовик. Имелись так же Коломет, орудие Тесла, Та Самая Винтовка и, куда ж без него, видавший виды АК-47.
Смотровая площадка располагалась на крыше рядом с печной трубой; печь топилась исправно и еженощно. Если бы не все вышеперечисленные обереги и защиты, можно было бы сказать, что в доме никто не живет. Вранц не при касался к запыленным предметам, заходя внутрь каждый раз по цепочке своих следов, дабы затопить печь, всегда брал с пола одну ветхую книгу и уходил ночевать во двор.
Здесь куда светлее, чем внутри - желтый глаз луны заливал мистическим светом все вокруг. Свет тот немедленно выхватывал невидимые нам доселе детали: лицо Вранца являлось белым, морщинистым и худым, напоминал изваяние; белые же брови шли в контраст с рыжими, ближе к каштановому цвету короткими волосами. На вид ему можно было дать лет 35, если бы правую сторону некогда аристократичного лица не уродовал ожог: тянувшийся от горбинки переносицы до подбородка, захватывающий район шеи и часть уха, шрам стягивал мышцы, делая мимику мужчины будто бы скованной. Глаза же, глубоко посаженные, единственные светились живым огнем среди этой маски. Янтарно-горчичного оттенка, смотрящие вглубь беззвездного неба, и, одновременно - вникуда, глаза жгучие, глаза, в которых до энных пор спал убийца и зверь.
Можно было подумать, что он солдат, переживший ужасы войны, или жертва, чью семью вырезали в одночасье, но... Слишком уж спокойным и странным казался хозяин скрипучего дома. Качества , сильного волевого человека волнами излучались от него: от стойкой, уверенной позы; от властно сжимающих переплет книги пальцев (название, которой, нельзя уж было разобрать в темноте); от равномерно вздымающейся и падающей широкой груди, на которой виднелся талисман с большим янтарем в медной оправе; от шороха его черных одежд и босых ног, уверенно внедрявшихся ступнями в землю.
Не важно, холодно было на улице или тепло, одинокий хозяин всегда разувался и оставлял пальто в доме. А так же, входя, что-то тихо шептал одними губами. Вздыхал. Опускал голову, доставал сигарету. Возвращался во двор. Закуривал и подолгу, присев на бревно, смотрел вдаль. Странный и молчаливый был человек Вранц.
Сегодняшняя ночь выдавалась тихой. Ветер не трепал крон деревьев, обступающих частокол неприступной стеной, не выли волки, что нередко охотились в здешних краях, не скрипели развалины соседних домов, давно превратившихся в горелую рухлядь. (О том, что некогда на сей затерянной земле произошел пожар, упоминать смысла нет, ибо обо всем может догадаться хоть сколько-нибудь внимательно читающий человек). Не шуршали мыши в зарослях, не кричали дикие птицы. Все и вся вдруг заперло в немом величии; застыли в воздухе запахи табачного дыма, жухлой травы, еловой хвои, старых досок... Глаз Луны, налившийся желтым, цвета корки старого лимона оттенком, неустанно бдил за происходящим.
Вранц нахмурился и затушил сигарету. Обычно он считал тишину своею доброй спутницей, он ценил ее, как ценит жид груду слитков, но сейчас чутье говорило ему иное. Мигом взгляд одиночки переметнулся на кольцо, золотым ободом украшавшее указательный палец. На кольце медленно, одна за другой, появлялись рунические символы.
Так и есть.
Щелкнув срезом дробовика, свободной рукой мужчина проверил наличие кинжала в ножнах, досчитал до десяти и двинулся охотничьей походкой по направлению к двери. Та оказалась заперта, но опытный киллер лишь еще сильнее сдвинул брови; соляная насыпь исчезла. Еще раз оглядев дом, он, словно током ударенный, отступил назад - по невнимательности охотник не приметил явнейшую примету, коей являлся опустевший дымоход. Кто же потушил угли в печи?
Резко толкнув дверь ногой, Вранц ворвался в дом, зажег ближайший фонарь и быстро огляделся. Пальцы его побелели, сжимая ствол оружия, а сердце выстукивало шаманический ритм. Не смотря на всю внушительность и кажущуюся профессиональность, именно ЗДЕСЬ Вранц чувствовал испуг, больше всего на свете не желая вновь увидеть ЭТО.
Но увы или же к счастью, страхи продолжают посещать нас до тех пор, пока мы не одолеем их.
На пыльном полу, у потухшего камина, сидела девушка в позе лотоса. Ее длинные, черные волосы развевались на несуществующем ветру, и она не отбрасывала тени.


***


Говорят, что призраки - ничто иное, чем плоды больного человеческого подсознания. Они появляются, когда кто-то не может справиться с трудной ситуацией и теряет рассудок. Тогда они рождаются в его в его воображении до самой смерти.
Говорят, призраки - души, не давшие подручнице Смерти забрать их в ад или рай; души эти сначала страдают, а затем теряют рассудок и становятся обычной нечистью.
Говорят, призраки - существа нейтральные и всегда были на Земле, и ведут себя по отношению к людскому роду так, как оный относится к ним. Одни могут предупредить о чем-либо важном, другие - не пустить на территорию, которую завоевали однажды ваши предки.
Много что говорят...

Первой мыслью его было выстрелить, перезарядить и еще раз выстрелить - а затем засыпать место солью и выжечь там новые мощные рунескрипты. Второй мыслью - разглядеть лицо, найти "гостью" в базе данных ФБР и сжечь ее тело, раз и навсегда покончив с ночными визитами. Третьей мысле же появиться на свет было не дано: неизвестная встала, грациозно выпрямившись во весь рост. Причем сделала то без присущей потусторонним существам привычки двигаться, словно в ускоренной съемке; нет-нет, жесты нашей гостьи были продиктованы осторожностью. Черновласая, слегка кудрявая, с подчеркнутыми темной подводкой большими глазами и густыми бровями необычной формы, в блеклом, но когда-то цветастом и привлекательном платье, она явно выдавала в себе цыганское происхождение. Образ дополняли маленький бубен в правой руке и легкая сумочка через плечо.
Вранц, все же направляя оружие на призрака, внутренне поразился тому, как хорошо она сохранилась. Ни дыр в одежде, ни сломанных ногтей, расчесана и ухоженна, а вслух лишь сказал грубо:
-Выметайся из моего дома и больше не появляйся в нем. На моем счету уже слишком много убийств твоей поганой родни.
Но цыганка не пошевелила ни пальцем. Казалось, она знала, что человек не выстрелит. Знала так же, как и всякая женщина, обладающая какой-бы-то смекалкой, что мужчина уже находится в ее власти. Незваная гостья улыбнулась своими пухлыми алыми губами. Опустила веки, присела в реверансе, ответила. Голос ее напоминал звон монеток, что блестели на бордового оттенка бахроме, оформляющей бюст:
-Выслушай. Я не принадлежу ни к силам Тьмы, ни к силам Света. -черные глаза вдруг загорелись, и, прикрываемые вЕками, от того делались все игривее. Подмигнув, цыганка тут же опустилась прямо на соль, что была ссыпана аккуратной горсткой. Стало быть, сделано то было заранее, с понятным намерением. Села и звонко рассмеялась. Ничего не произошло! Очертания призрака подернулись, расплылись на мгновение, но более ничего с девушкой не случилось. Напуганный Вранц сделал шаг назад. В уме он уже лихорадочно перебирал все варианты уничтожения духов: нужно срочно сжечь тело или вещь, к которой оный привязан, прочесть молитву, опрыскать святой водой... Ничего из этого, даже из средств защиты (помимо оказавшейся бесполезной соли) у киллера не было.
Ощущение собственной беспомощности навалилось, перехватило дыхание (уж не цыганка-ли принялась за свою жертву?), подкосило ноги. Удар коленями о брусчатый пол тупой болью отозвался в пояснице.
Конец?
Он прошел слишком многое, чтобы умереть, так и не найдя способ ЕЕ вернуть...
-Ее? - голос девушки вырвал Вранца из Хаоса мыслей. -Ее - кого?
-...Уйди. - мужчина со шрамом на лице, доставшимся ему в результате многолетней работы убийцы чудовищ перезарядил дробовик и выстрелил. Но на сей раз промахнулся. -Просто изыдь.
Никто не посмеет заговаривать о НЕЙ. Никогда.
Вранц попятился на коленях, и никому из знававших этого расчетливого, бесстрашного убийцу не доводилось слышать от него столь нечеловеческий, сиплый вой. Вой скорбящего.
Но цыганка не отступала. Вернее сказать, она и с места двигаться не смела, но услышанная мысль незнакомца вызвала в девушке неподдельный интерес. Решив действовать женской слабостью и хитростью, приведение осторожно, дрожащей, обвешанной всевозможными браслетами рукой, потянулись к мужчине. Тот онемел. Цыганка заглянула в его глаза, и столько боли, печали и сожаления увидел Вранц в очах ее, сколько даже ТОГДА не набралось бы в его собственных. Тем временем девушка быстро сняла с шеи какой-то амулет в виде рогатого божка и вложила безделушку в ладонь охотника. Не давая ему опомниться, черноволосая сделала шаг назад, взметнув слой пыли, и неожиданно громко выпалила Вранцу в лицо:
-Уничтожь его, если хочешь убить меня! Но знай, человек, ты сделаешь это во второй раз, ибо в душе...-тут ее голос задрожал, понизившись до яростного шепота.-...Ибо в душе я, Карима, уже давно мертва!
Что-то изменилось в его нутре. Словно позабыли он, что мгновение назад дрожал всем телом своим, опутанный липкой сетью из смеси страха и ярости.
Смотря же теперь в глаза девушки-призрака, лицезрел он муки ее. Очерствевшее, грубое сердце Вранца вдруг треснуло пополам, до того глубинные чувства передала Карима, и звук крошащегося камня вырвался из горла его полным страдания стоном. Сколько пылкости, сколько отчаяния, сколько боли выражали эти два прекрасных агата! Как нежны, хрупки и миниатюрны были отмеченые морщинками выплаканных рек слез черты смуглого лица!
Сжав в кулаке данный оберег, мужчина окончательно рухнул на пол. Вранц обхватил руками голову:
"Как же оно так? Разве бывает?! Видение это все наркотическое, иллюзия, но зачем тогда божок с рогами, зачем оно все? Шельмовские проделки, или я с ума сходить начал? Боже, боже... Смотрит так, будто все слышит... А все же, коли дала свою побрякушку, я и убить могу, да... Не зря киллер."
Минутная паника отступала. Вранц выдохнул глубоко и облегченно, чувствуя, как возвращается контроль над происходящим. Карима села напротив, скрестив изящные ноги под платьем.
-Просто брось в огонь, когда надумаешь.
-Ты читаешь мысли? -обычно неподвижные брови мужчины слегка поднялись. Он и раньше о том догадывался, но людям свойственно до самого конца отвергать то, во что им не хочется верить.
-Насколько ты уже успел заметить, мой преступный друг.
Тот усмехнулся - успела даже заглянуть в прошлое. Ну не шельма ли?

***

Вся наша жизнь - колода карт,
Жаль, нам расклад сей неизвестен
И кажется, что вот сейчас
Победа будет... Но судьба
Решила: карта будет бита.
И жизнь летит ко всем чертям,
И ты опять лежишь побитый.
А. Тинай

..Странно было сидеть в полумрачной, заброшенной гостинной и просто так говорить с призраком цыганки. Знаете, когда сон уже кончился, но его образы все еще преследуют тебя, не давая окончательно встать с мягкой постели. Так же, как и в эту лунную ночь Вранц никак не мог осознать, грезится ли ему происходящее. Вот она - девушка в вытцевшем, бордовом, узорчатом платье, вся накрашенная и кудрявая, с мушкой-родинкой над уголком рта и руками, покрытыми татуировками, конечно, не дышит, зато нервно перебирает тонкими пальцами складки. Поправляет свесившуюся черную прядь обратно за маленькое ушко. Хлопая ресницами, смотрит в пол. Желай она ему зла, уже давно бы свершила деяние, но не , сидит же... С какою такой целью?
Мужчина кашлянул, не выпуская дробовика из рук. Пыль причудливо взвилась в затхлом воздухе. Красиво.
И все же. Может, она ждет кого-то? Кого-то более могущественного. Или...
Гостья прервала его размышления. Произведя несколько ловких движений, она достала колоду карт: простую, матово-черного цвета колоду. И, тряхнув роскошной призрачной гривой, предложила:
-Не сыграть ли нам в карты?-и, тут же, предугадывая ход мыслей своего нового властелина (ведь мы помним, что Вранц запросто может убить цыганку!), добавила более учтивым тоном:
-За игрой мне будет легче рассказать свою историю, а тебе - свою, если проиграешь, конечно. А выиграв, ты узнаешь, что я здесь делаю. Согласен?
Он согласился. Женщины, пусть даже шарлатанки, не наделены нужной для победы карточной логикой.
Итак, Вранц перетасовал колоду, и, стараясь не задаваться вопросом: на кой черт сдалась ему вся эта нечисть, раздал каждому по 6 карт. Козырем оказался криво лежащий в самом низу червонный туз. Первый ход выпал Кариме.

...Игра шла вяло, впротивовес рассказу призрака: ее голос то срывался, то падал, то дрожал от невыплеснутого гнева.
-...Я была избранна. Я, дочь барона, любимица всего табора, по какому-то нелепому случаю судьбы, из-за жалкого жребия, должна была выйти замуж за самого ужасного человека во всей округе. Ходили слухи, но он завтракает детьми и живьем сдирает шкуры с животных. Но то были лишь слухи, а случившееся со мною - священной традицией, и мне пришлось смириться, дабы позорным бегством не опозорить наш род...
Внимательно вслушиваясь, киллер подкинул еще одного вальта, и девушке с досадой пришлось сгрести все карты. Время близилось заполночь; надписи на кольце болезненно жгли Вранцовский палец.
-Но накануне я не выдержала и ночью сбежала к дому своего будущего мужа. - тут ее глаза вдруг потухли; кожа стала на миг прозрачной. В спонтанном сочувствии мужчина ухватил Кариму за руку, хоть в жесте этом не было ровно никакого смысла: как мы не ощущаем прикосновений призраков, так и они никогда не почувствуют наших.
Сжав губы, цыганка провернула какую-то махинацию и вновь сровняла счет. Но охотника так просто не обманешь. Вранц, ухмыляясь, пробормотал: "горбатого, как говорится..."
-Могила исправит? У меня ее нет!
С минуту Карима смотрела ему в душу своими огромными, будто пара агатов, глазами. А затем рассмеялась. Смех ее напугал бы любого другого: дрожала посуда в покореженных шкафчиках, дребезжало зеркало, неистово звенели входные обереги. Несчастная заливалась смехом, и скорбящий заливался вместе с ней. Двое, окутанные пылью и туманом, двое, мужчина с изувеченным лицом и прекрасная женщина, призрак и человек с навсегда погибшими душами и разбитыми сердцами - у одной - давным-давно, сердце другого - треснуло час назад. Двое смеялись, кладя карту за картой, и лица их озаряли улыбки.

***

...Черноволосая задорно кивнула, бросив на пол тройку шестёрок.
-Дьявольщина...
-И правда.-кажется, ему удалось ей понравиться. Вранц играл и весь обращался в слух, не замечая, как тем временем красота соперницы становится все ярче и привлекательнее. Карима словно вновь обретала тело из плоти и крови, и вот уже перед ним восседает настоящая дама, а не загнанный дух.
Набрав побольше воздуха в легкие, девушка убрала "битое" в нужную стопку и продолжила говорить:
-В ту ночь было очень темно. Над моей головой светили от силы три звезды, да и те настолько слабо, что не представлялось возможным рассмотреть собственные руки. Подгоняемая страхом обнаружения, я бежала, продираясь сквозь заросли, обжигая ноги крапивой, наступая на сосновые иглы, и наконец увидела его шатёр. У входа стояли головорезы с факелами. Я огляделась. Их табор погряз в нищете...
С щеки Каримы скатилась крупная слеза, тут же расстворившись в воздухе.
-..Лошади лежали в собственном навозе, их били кнутом, заставляя встать. Шатры разваливались буквально на глазах. На детях не было одежды. А он сидел в своём логове и считал золотые слитки, пожирая баранину.- цыганка сделала отталкивающий жест руками, словно отстраняясь от кошмарных воспоминаний. На секунду меж пальцев её мелькнул набор карт. -Всюду - разруха, голод, настиле. Женщины и дети были рабами, а мужчины - безвольными мулами!- она выругалась на родном языке, отбив семерку козырью.-Вместо того, чтобы сплотиться, восстать и защитить свои семьи, они, подобно крысам, дрались за каждый гнилой кусок.
Вдруг она прервалась, и, положив свои призрачные ладони на колени Вранца, заговорила потусторонне, зашептала эхом голых стен, шелестом сквозного ветра и криками ночных птиц. Мужчину снизу доверху пробрал холод, но он слушал:
-..затем я прокралась к нему в шатёр. Тихо вывела всех наложниц, уложив своими силами двух охранников. Собрала слитков, сколько могла унести, развернулась к выходу и в последний момент оказалась поймана.
Глаза Каримы горели, отображая собой то, что происходило в ту ночь, и Он увидел...
<<Молодая, ещё не распустившаяся во всей красе, но выделяющаяся среди обступившей толпы грязных женщин черновласка. На ней то же платье, ноги в дорогих туфлях из кожи. Голова гордо задрана, обрамленная растрёпанными кудрями, макияж смазан, рот искажается в гримасе ненависти и боли. Её ведут куда-то к столбу, на ходу грубо смеясь и хватая на интимные места, дергая за густые кудри, отвешивая удары по лицу. Кругом в темноте можно различить толпу людей, но вот сама толпа к мучениям пойманной совсем безразлична. Поэтому гадалка не зовёт на помощь: только шипит, подобно дикой кошке, шипит, брыкается и плюется, своим вызывающим поведением пытаясь скрыть страх. В хоре разъяренных мужских голосов слышатся отдельные, на удивление трезвые выкрики:
-Бунтовщица!
-Предательница рода!
-Шлюха!
И один, ставший для несчастной Каримы роковым:
-Я нашёл у неё в сумчонке карты! Чёрная колода! Это ведьма! На костёр её!
Бешеный, животный ужас мелькает в глазах цыганки. Пуще прежнего дергаясь, несчастная пытается освободиться, но получает удар под дых. Слышится сдавленный стон. Прекрасные пухлые губы обагряются бордовым, кровь стекает на подбородок, платье, землю...
...Сена уже достаточно. Голая, обесчестенная, израненная дочь барона привязана к столбу грубыми, пережимающими запястья верёвками. Маленькая грудка её то вздымается, то спадает, часто-часто - ровно у какой-нибудь птички, что повалил на землю смертоносный ястреб.
Ястреб. Карима видит, как по светающему небу летит вдаль свободный хищник, и в грудке её бьется уже не страх, а кипит вулкан праведной ярости. О Карима, о, сильная, стойкая женщина, ты перенесла столько унижений, под которыми сломалась бы самая стойкая королева! О Карима, откуда в тебе этот огонь?!
Спичка брошена в стог. Пламя разгорается мгновенно, освещая тех чудовищ, что сделали Это с нею, пожирает жухлую траву, нестерпимым жаром начинает лизать пятки. Цыганка молчит. Через пять минут горит уже вся нижняя часть тела, и, превозмогая неистовую боль в промежности, отважная бунтарка кричит слова порч, проклятий и благословений, адресовывая их виденным ею в этой жестокой жизни людям. Все они сбудутся.
-Сейчас, о псы, Солнце стоит
На вашей стороне, но помните:
Ничто не вечно, memento mori! Будут рождены
СмелЫ мужИ, сметут что вас с костлявых тронов!
Дым раздирает горло, но она должна, обязана произнести последнее заклинание, дабы затем иметь возможность вернуться и отомстить извергам. В легких, разрываемых поистине адскою болью, уже нет сил кричать, и Карима тихо шепчет что-то над амулетом в виде головы быка, шепчет, стараясь не обращать внимания на запах собственного горелого мяса, видя, чувствуя, как дьявол огня сьедает её невинную молодую грудь...

...Нить догорает, и никем незамеченный медальон падает в пепел. Тут же пролетающий мимо ворон хватает своим мощным клювом ценную вещицу и улетает далеко-далеко в лес, за кронами которого занимается рассвет.

Комната. Призрак Каримы, сидящий напротив. Сердце Вранца колотится, как никогда раньше, голова идёт кругом. Шок его вовсе не от того, как получилось возможность побывать в том страшном месте, а от того, ЧТО именно было увидено. Адреналин бурлит в крови, хочется что-то сделать, вскочить, закричать... Жестокость, несправедливость, бесчеловечность тех тиранов теперь сжигают его изнутри, рвёт остатки души на кровоточащие ошмётки. Вранц не может понять, кто он и есть ли сейчас в мире что-либо, за что можно ухватиться, лишь бы отгородиться от ужасного воспоминания призрака. Он поднимает к лицу руки, начисто забыв про колоду, поднимает свои грубые, дрожащие ладони и долго смотрит на них. Ладони берсеркера, охотника, наемника, киллера. Они ничем не лучше тех ладоней, что били черноглазую девушку по лицу, нарушая священный закон о неприкосновенности женщины. Не лучше тех пальцев, бросивших спичку в стог с сеном. Монстр...
Цыганка-спасительница по-прежнему молча сидит, разглядывая Вранца. Словно почувствовав это, он поднимает голову ей навстречу. Внутри роятся тысячи вопросов, но на главный, самый большой и важный для него самого - Карима решает ответить.
-Как я живу с болью? О, мой преступный друг, мне нет утешения... Я выбрала жизнь призрака, надеясь отомстить - но это сделали другие - наложницы, освобождённые мною из того ужасного места, сразу побежали в табор, рассказали все отцу, и нетрудно догадаться, что стало с теми...
Девушка презрительно сплюнула.
И вот - привидение развела руками - я скитаюсь по свету, привязанная к тому, от чего погибла. Ироничная жизнь...
Заметив удивленное лицо мужчины, Карима поправила подол платья и, как бы нехотя, разъяснила:
-Погибая в огне, я сохранила амулет. Да-да, тот самый, что ты сейчас держишь. И если он долго находится вдали от тепла, то начинает ржаветь. Разрушаться. А вместе с ним разрушаюсь и я.
девушка встрепенулась, взглянув на карты. Колода была уж совсем тоненькая, словно символизируя, как мало времени им осталось провести вместе. Или просто Вранц так подумал... Он уже признался себе, что не хочет отпускать приведение. Сильная духом и отчаянная цыганка чертовски напоминала ему о НЕЙ...
Карима многозначительно помахала веером карт перед носом мужчины. - Чего мы ждём? Ходи.
Но Вранц не мог. Он был все ещё там, в таборе, видел ужасные образы несчастных людей, и, удивляясь некогда безразличному и холодному ко всему живому себе, почесывал подбородок. "Неужели ничего сделать нельзя?" "Что стало с табором?" "Есть ли у Каримы живые родственники?", "Как давно все то было?". Вопросы роились в голове, как роились мухи вокруг тем временем незаметно разгоревшегося камина. Огонь отплясывал на плечах девушки, играя с плавными изгибами её шеи, и кое-где призрачная текстура подрагивала от нагревшегося воздуха.
-Постой... Почему все же ты именно здесь? Почему именно я?
Мужчина чувствовал, что начинает сердиться на цыганку, привнёсшую его кое-как склееному сердцу добивающую горсть боли, и на себя, за то, что не уничтожил призрака в самом начале. А ещё в нем что-то оттаивало.
Тем временем часовая стрелка подбиралась к цифре "3". Вот-вот начнёт светать.
-Почему? Выиграй же, и я расскажу тебе, - ухмыльнулась шельма, побеждая семерку дамой. В ответ разгневанный противник ходил дамой и был бит королем. Взяли уже последние карты, и продолжение игры теперь стало совершенно бессмысленным.
-Туз.
Очень необычно было наблюдать улыбку, настоящую, искреннюю улыбку победы на устах призрака. Пусть даже такого обаятельного. Моргнув, Вранц с удивлением для самого себя заметил, как мало его новая знакомая стала походить на приведение: с того момента, как они сели играть, цыганка полностью материализовалась.
Проигравший грустно вздохнул. Спор с призраком, те жестокие люди, страшная смерть... Человеческое безумие не знает границ.

***

Наш род издревле делился на Создателей, Созидателей и Разрушителей. Причём Создатель, не одобрявший творение Создателя другого, легко мог стать Разрушителем. Ну, а Разрушитель увидел бы в произошедшем хаосе порядок, и начал бы крушить с еще большей силой, видя во всей этой вакханалии нечто прекрасное. Лишь Созидатель всегда оставался верен своей позиции, и, не вмешиваясь в ход вещей, являл собой Бога.

***

Пахло розой и лавандой. Сумрачное небо прятало одну за другой звезды, оставляя при этом желтый Лунный диск приглядывать, чтобы никого не забыли. Ветра по-прежнему не наблюдалось. Признаться, терпения Кариме было не занимать: поигрывая сережкой в ухе, она ждала, когда же её ночной собеседник избавится от призраков прошлых и начнёт рассказ о своих.
И он начал. Вранц рассказывал ту историю так, как не рассказывал ни одному следователю, ни одному священнику; губы и язык его только транслировали то, что переживала, погрузившись в воспоминания, мертвая душа:
-Мы поженились и я обрёл счастье. Её звали Кармелита, немного похоже на твоё имя, да...
Ветер вдруг усилился, в унисон ему зашумели дом и обереги с частокола.
Цыганка придвинулась ближе (на удивление, от неё пахло приятной хвойей), но все равно были слышны только обрывки фраз:
Обручальное кольцо... Шаман... Я хотел обучаться магии рун, но ей не нравилось моё намерение... После долгой ссоры я пошел... Шаман был на своём месте. Он все знал... Мы начали очередное занятие... Тогда я медетировал на руну Кано... Огня и порчи... Когда я вернулся...
Последняя фраза его, от болезненных эмоций либо сильного кашля, прозвучала грубо и сипло, как топором отсекают лишний сук дерева:
-Когда я вернулся, то увидел, как дом горит дотла.
Вранц тяжело вздохнул, сжал зубы; по его щекам покатились скупые мужские слёзы.
Призрак же сидела, как была, и сей факт добил пережившего слишком много боли за одну ночь несчастного одиночку:
-Я не виноват в их смерти! Это все он, Шаман, он забыл предупредить о темной стороне руны заранее!
Что есть духу, киллер ударил кулаком в пол. Хрустнули доски.
-Я думал отомстить, понимаешь?! Я сделал месть Делом Жизни, стал охотником на нечисть, святым экзорцистом, инквизитором, наемным убийцей! Я убил стольких, скольких ты не видывала за всю свою проклятую жизнь! И зачем, зачем?! Чтобы, придя почтить память жены и детей в этом самом доме и встретить тебя?! Нравится причинять боль тем, кто её ещё может чувствовать, да, цыганка?!
Карима молчала. Она догадалась, кого увидел в ней Вранц; ровно как и понимала, что выполнить желание мужчины с разбитым сердцем ей невозможно. Впервые цыганка осознала, что не может помочь вдовцу. Много израненных сердец ей встречалось доселе, и все она умудрялась исцелить, но на этот раз призрак-колдунья была бессильна. По щекам цыганки потекли слезы сожаления и глубочайшей вины.

Безутешный же не переставал кричать, и то были уже не ругательства, но вой. Страшный, надсадный, полный боли и безысходности вой раздавался по окрестностям леса, заставляя прятаться в норы крыс и вздирать вверх свои носы, принюхиваясь, волков.
Вскоре вой перешёл в тихие рыдания. Широкоплечий мужчина сидел на полу, обняв себя за колени и вздрагивая втакт всхлипам, раскачиваясь из стороны в сторону.
Погнавшись однажды за местью, Вранц заставил своё сердце окаменеть, и вот теперь, впервые открыв глаза на правду, позволил той, оживив камень, проникнуть в закоутки мертвой души - и оживить её тоже - ценой нестерпимого страдания. Сердце было освобождено из оков и теперь обливалось кровью, ровно как захлебывалась в ней же душа Каримы - отважной цыганки, скитавшеейся по свету в поисках тех, кому могла помочь. Оба они сохранили свои жизни и рассудок в той или иной форме, но сделав то, обрекли себя на вечные одиночество и страдания.
А как же Вранц, спросите вы? Ведь он-то может встретить другую, не менее хорошую собой девушку, создать с ней семью, найти работу... Карима же - подыскать себе спутника-призрака и бродить по свету вместе с ним. Но не забыли ли вы, дорогие читатели, что Вранц-де-Бург числится в розыске самых опасных преступников за многочисленные убийства и поджоги, да и станет ли искать новую партнершу тот, кто еженощно в течение многих лет приходит к дому гибели своей жены и детей? Смешно, если бы не было так грустно.
Ну, а цыганка-Карима есть призрак необычный, жизненно зависящий от тепла и огня, в то время как остальные представители её вида жар не переносят. Судьба, как уже писалось выше, порой слишком иронична и жестока. Но порой человеческий мозг способен обойти её тычки; так и Вранц, внезапно охваченный какой-то мыслию, повернулся к новой знакомой и, как бы невзначай, спросил:
-Моя жена... Она ведь все ещё здесь? -глаза его, за одну ночь постаревшие и усталые, на миг загорелись янтарями Надежды.
Звякнули серьги-кольца, рассеяв тишину, в ответ. Карима грустила. История собеседника, кажется, добила её морально, и девиз "всех не спасти" теперь явился перед целительницей душ во всей красе. Но, нужно уметь говорить людям правду, и она прошептала самое сложное в мире слово:
"Нет".
Затем молча убрала карты в колоду, спрятав в бесконечных складках своего платья, и, обернувшись, с деланной холодностью сказала:
-Стань призраком. Найди ее сам.
В другой ситуации он бы рассмеялся, разозлился, пришёл в состояние шока, но сегодня являлся особенным днем, точнее сказать, ночью. И в ней не могло быть "других" ситуаций. А ещё ему было нечего терять. Вранц кивнул.
-Как это сделать?

***

Тени лесов отступили, открывая полный обзор на покосившийся домишко с высоким частоколом. Повсюду виднелись ловушки, рунескрипты, горстки соли, какие-то ягоды... Не день, но и не ночь происходил сейчас на Земле. Луна ушла; Солнце спало. Все было спокойно и тихо, лишь перекликивались меж собой ранние птахи, да зудели комары над осокой. В зарослях крапивы копалось какое-то кротообразное существо. Старые деревья скрипели - видно, жаловались друг другу на не те времена, мошек-паразитов, да на сухую почву. Все жило своей жизнью.
У корней высокой сосны, обросших мхом, мелькнула чья-то рыжая лапа. Затем появились усы и хвост; и вот уже из-за дерева грациозной охотничьей поступью выходит огромный каштановый кот с тремя янтарно-жёлтыми глазами. На правой стороне его морды - уродливый шрам, на шее - покачивающийся талисман в виде рогатого божка. Не смотря на свою кажущуюся массивность, лесной зверь с лёгкостью взбирается на верхушку сосны и обращает взор всех трёх очей вдаль.
Там, ярко загоревшись, что-то с невероятной скоростью наинает стремление в небеса, достигает апогея, превращаясь в маленькую белую точку, и, подмигнув ему, навсегда исчезает.
Вранц-де-Бург закрывает третий глаз - датчик духов - и ещё раз молча благодарит Кариму за её прощальный подарок. Он вытягивается на ветке, собираясь передохнуть: впереди ждут долгие годы поисков, и накрывает нос пушистым хвостом.
Доброй дороги тебе, о, храбрая цыганка.


среда, 8 августа 2018 г.
Даже это — что-то невероятное камышинка2 23:37:48
­­
Чудеса никак не привязаны ко дням недели, монеткам на дне фонтана и даже с падающими звездами у них мало общего. Чтобы сделать что-нибудь волшебным — совершенно незачем читать заклинания. Нужно — быть. Готовить еще для кого-то чай, выбирать дороги и поезда, продумывать маршруты, благодарность чувствовать чаще, чем стеснительность или неловкость. Беречь свет в себе и знать, где он включается у других. Ощущать бег пространства и незыблемость времени, учиться тому, что нравится, далекое — превращать в близкое и понятное. У нас довольно здорово получается быть взрослыми. Даже это — что-то невероятное.
В какой-то момент я испугалась, что совсем потеряла ощущение счастья. Раньше оно было густым, толстым и каким-то «как надо, как должно быть». «Как у людей!»

Плотным, как утренний туман . Оно гремело медалями обязательных достижений и имело чуть горьковатый и вязкий привкус «стать хорошей для всех» .
По мере того, как я становилась все искреннее с собой, оно приобретало совсем другие оттенки и звучание. Поэтому в какой-то момент я испытала страх, что оно исчезло. Что я какая-то, может, несчастливая вовсе.
А оно просто стало более невесомым, тонким, как чуть припекающее солнышко на загорелой коже. Как едва заметные паутинки. Как нежный ветер. Оно больше не о том, чтобы стараться понравиться всем. Кажется, оно больше не о густоте, не о высоте, не о толщине медалей.
Счастье для меня это то что может другим показаться совсем не ценным и глупым, но я все равно делаю. Потому что... потому что это моя музыка. Уникальная, важная и удивительно красивая. На которую имею право по рождению...
8.08.18 ForsakenFox 18:50:14
Crimson wither is fading,
Turning in what it's for,
No one else to be painting
Vanishing exit door.
Echoing with a footsteps
Over wet, liquid floor,
Humid, coppery stillness,
Every breath being sore.
So the softness is stiffing,
Tightly clawing the shape,
Rib-like spaces of writing
Raying out to escape.
Chewing out through the pages
Of a slumbering code,
Zero-colored exception
To the last episode.

Категории: Творчество
эрис, не убивай парсифaль в сообществе LAGUNA 14:08:21

есть другие миры, кроме этого.

хочу попрактиковаться в анимации, пока хоть немного свободного времени появилось, а на видео не прет
пример только один:
­­
их было два, но я потеряла первый

с вас:

- исходники, которые вам нравятся
люблю чб, кстати говоря, и что-то необычное
- подпись

цена вопроса - 150 рублей


пы.сы. пример продается

Категории: Eretria
показать комментарии (2)
- Еsthеr в сообществе NIX ET NOX 07:53:04

born to be wild

Теперь я понимаю, что интеллектуальная жизнь - жизнь, посвященная эрудиции, научной работе, философии, эстетике, критике, - пленяет нас своей легкостью.

Подробнее…Сложность реальной действительности мы подменяем простой интеллектуальной схемой, бурное движение жизни - застывшими формами смерти.

Несравненно легче знать очень много по истории искусства и высказывать глубокие мысли в области метафизики и социологии, чем знать (интуитивно и по личному опыту) очень много о своих ближних и поддерживать удовлетворительные отношения с друзьями и возлюбленными, с женой и детьми.

Жизнь - штука гораздо более трудная, чем санскрит, или химия, или экономика. Интеллектуальная жизнь - это детская игра; вот почему люди интеллекта так легко становятся детьми, а потом идиотами, а в конце концов, как ясно показывает политическая и экономическая история последних столетий, - сумасшедшими, человекоубийцами и дикими зверями.

Подавляемые склонности не умирают: они вырождаются, они гноятся, они возвращаются к первобытности. Но пока что быть интеллектуальным младенцем, или сумасшедшим, или зверем гораздо легче, чем гармоничным взрослым человеком. Вот почему (оставляя в стороне другие причины) так велик спрос на высшее образование.

Бегство в книги и университеты похоже на бегство в кабаки. Люди хотят забыть о том, как трудно жить по-человечески в уродливом современном мире, они хотят забыть о том, какие они бездарные творцы жизни.

Одни топят свою боль в алкоголе, другие (и их гораздо больше) - в книгах и художественном дилетантизме; одни ищут забвения в блуде, танцах, кино, радио, другие - в докладах и в занятиях наукой ради науки. Книги и доклады имеют то преимущество перед пьянством и блудом, что после них не испытываешь ни головной боли, ни того неприятного post coitum triste, которым сопровождается разврат.

#Хаксли. Контрапункт. Новеллы.


Black rose of the White Moon > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Похудеть-это так просто.
финиш света
...
пройди тесты:
Акуни Яманака 2 сезон 1...
А её зовут Сэм ч.29
футбол!!!!!!!!!!!
читай в дневниках:
Тест: Сколько в тебе % романтики? h...
Тест: Веришь ли ты своей интуиции?(...
Тест: Кто ты в мифическом мире? (дл...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх